Previous Entry Share Next Entry
Параллели в английской и немецкой аналитике
sg_journal



Первого сентября на сайте Инопресса вышел перевод статьи немецкого политолога Александра Рара. Статья называется «Твой враг это и мой враг». В связи с тем, что я сейчас разбираюсь с работой другого английского политолога, обнаружил некоторые параллели со статьей, о которых и хочу сейчас написать.

Но хочу оговориться, что никаких выводов их этих параллелей делать не стоит, просто зафиксирую то, что нашёл.


Из статьи в швейцарской газете

«В сентябре нынешнего года Путин, как подчеркивает Рар, сделает очередное предложение: на Генассамблее ООН российский президент выдвинет идею создания новой антитеррористической коалиции».

Из английской работы

«С этого времени российское руководство часто высказывало несогласие с текущей структурой организации евроатлантической безопасности, и есть признаки того, что Москва может снова попытаться инициировать сходный процесс, совпадающий по времени с 40 юбилеем подписания Хельсинского соглашения, который состоится в 2015 году»


Хельсинские соглашения были заключены 31 июля – 1 августа 1975 года. Соответственно, Монаган говорит в своей работе о том, что Путин может высказать свои предложения в конце лета, Рар – в сентябре. Если верить интернету – Юбилейная сессия Генеральной Ассамблеи ООН официально откроется 15 сентября. Общие прения в этом году начнутся 28 сентября и продлятся до 3 октября.

Англичане дают ссылку на выступление Путина, в котором он говорит об этом своём предстоящем предложении и которое по видимому и для Рара послужило поводом для таких прогнозов -

Совещание послов и постоянных представителей России

Из выступления президента Путина:


«И в целом нам всем: и нам, и Украине, и нашим европейским партнёрам – следует серьёзно подумать, как снизить вероятность проявления разного рода политических, экономических рисков и форс-мажорных обстоятельств на континенте.


В этой связи хотел бы напомнить, что в августе 2015 года будет отмечаться 40-летие Заключительного акта совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Этот юбилей даёт повод не только для того, чтобы обратиться к заложенным тогда, в 1975 году, основополагающим принципам взаимодействия на континенте, но совместными усилиями сделать их действительно работающими, укоренить в европейской практической политике.


Необходимо настойчиво добиваться исключения на европейском пространстве любых антиконституционных переворотов, вмешательств во внутренние дела суверенных государств, шантажа и угроз в международных отношениях, поощрения радикальных и неонацистских сил.
Нам всем в Европе нужна своего рода страховочная сетка, чтобы иракский, ливийский, сирийский – к сожалению, в этом ряду надо упомянуть и украинский – прецеденты не оказались заразной болезнью. Особенно это опасно для постсоветского пространства, потому что государства ещё ни в политическом, ни в экономическом плане прочно не встали на ноги, не имеют устойчивой политической системы. Чрезвычайно важно бережно и с уважением относиться к конституционным основам этих стран.
Почему это важно вообще – не только на постсоветском пространстве, но и в Европе в целом? Потому что даже в тех странах Западной и Восточной Европы, где на первый взгляд дела обстоят вполне благополучно, достаточно скрытых этнических, социальных противоречий, которые могут в любой момент обостриться, могут стать почвой для конфликтов, для роста экстремизма и использоваться внешними игроками, чтобы, раскачав общественно-политическую ситуацию, добиться нелегитимной, недемократической смены власти со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.


Прочные гарантии неделимой безопасности, стабильности, уважения суверенитета и невмешательства во внутренние дела друг друга должны стать той основой, на которой мы сможем эффективно двигаться к созданию единого пространства, экономического и гуманитарного сотрудничества, простирающегося от Атлантики до Тихого океана – я уже говорил об этом, как о едином пространстве от Лиссабона до Владивостока.


Прошу Министерство иностранных дел подготовить комплексный пакет предложений на этот счёт, причём с особым акцентом на недопустимость попыток воздействовать на внутриполитические процессы извне. То есть задача заключается в том, чтобы вписать традиционный принцип невмешательства в современные европейские реалии, инициировав серьёзный международный разговор на эту тему.»



Спасибо за ссылку, г-н Монаган. Очень интересная речь. В ней президент говорит о создании НЕДЕЛИМОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, на едином пространстве экономического и гуманитарного сотрудничества. Конечно, ни о каком СССР 2.0 речи не идёт. Речь идёт в первую очередь о том, чтобы совместными усилиями сделать хельсинские соглашения действительно работающими, укоренить в европейской практической политике.


Ну что ж, посмотрим, что МИД подготовит к юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Судя по тому, что об этом многие говорят, как показано выше, эти предложения должны стать очень крупным событием на мировой арене. И уж точно, их ждут очень многие.

Продолжим.

Эндрю Монаган –

"Война на Украине обнажила фундаментальные противоречия в том, как понимается евроатлантическая безопасность на Западе и в России, особенно в отношении структуры евроатлантической безопасности, сформировавшейся после холодной войны. Москва утверждает, что европейская безопасность разделяется между организациями, которые предоставляют и политические, и правовые гарантии безопасности (такими как НАТО и ЕС) и организациями, которые предоставляют только политические гарантии (такими как ОБСЕ), и потому гарантии, предоставляемые последними, слишком непостоянны и ненадежны. Более того, между Западом и Россией есть разногласия по поводу представительства России в структурах европейской безопасности в связи с желанием Москвы играть в них бóльшую роль. Обманчиво сильное расхождение в том, как понимается сторонами европейская безопасность ― и роль России и НАТО в ней ― лежит в основе большинства и нынешних, и, скорее всего, будущих проблем сотрудничества."

Александр Рар –

"Между тем на самом деле новый геополитический конфликт вызван столкновением двух совершенно противоположных концепций европейской безопасности. Русские, не желающие допустить дальнейшего расширения НАТО и ЕС на восток, видят себя в качестве защитников сфер национального влияния, а Запад, для которого недопустимы любые изменения установившегося 25 лет назад мироустройства в Европе, рассматривает себя как охранителя универсальных либеральных ценностей."

Конечно, сравниваются не совсем сопоставимые материалы из разных весовых категорий. Но мы же не конкурс устраиваем кто лучше напишет, а пытаемся разобраться в том, как они видят проблемы и что то понять самим. Для этих целей, мне кажется вполне себе можно ставить рядом эти работы. Тем более, что параллели действительно есть.

Итак, оба политолога сходятся в том, что причиной для геополитического конфликта послужили различные представления о том, какой должна быть концепция европейской или даже евроатлантической безопасности.
В общем то, на этом параллели и кончаются. Дальше политологи расходятся. Монаган, в отличие от Рара, не считает что конфликт вызван только этим. Он считает, что поводом для конфликта послужило несколько причин –

1) Структура евроатлантической безопасности;
2) Конфликт ценностей;
3)  Понимание и пути европейского наследия и христианской цивилизации.

Соответственно и оптимизма у него поменьше.


?

Log in

No account? Create an account